Официальный сайт муниципального автономного учреждения «Издательский дом «Восход-Ванино»
По вопросам размещения рекламы - 8 (42137) 7-68-88

ДЕВОЧКА, ИГРАЮЩАЯ С ПАНДАМИ

Судьбы людей переплетаются в неведомых глубинах, и соприкосновение между ними - важное событие. Они, как нити одного большого клубка под названием жизнь. И в ней люди всегда кого-то находят или теряют в потоках исторических событий. Годы идут - нити становятся короче. И часто от былого мира остаются одни только воспоминания: хорошие и плохие, печальные, трогательные, манящие. Эти переживания мы проносим в своём сердце по жизни, до самого конца.

В 1959 году шестилетняя Лун Сун Лин играла с малышами панд в заповеднике провинции Сычуань. Девочка подхватывала меховых приятелей на руки, прижимала к ним своё лицо. Медвежата, совсем ручные, сначала с любопытством обнюхивали ребёнка, а потом затевали игру в догонялки. Солнце, смех, ощущение бесконечного счастья в том мире, когда семья была вместе: мама, папа, большая родня…

"Русский с китайцами братья навек. Крепнет единство народов и рас. Плечи расправил простой человек, с песней шагает простой человек, Сталин и Мао слушают нас…" - это слова из песни, которую хорошо помнят люди старшего поколения.

При жизни Иосифа Сталина приведённые слова полностью отражали реальную действительность советско-китайских отношений. СССР немало сделал для победы Народно-освободительной армии Китая в длительной гражданской войне, разгрома Японии. Сотрудничество двух стран развивалось бурными темпами. СССР построил в Поднебесной около ста крупных промышленных предприятий, электростанций. В 50-е годы более половины китайской внешней торговли приходилось на Советский Союз. Из нашей страны в сторону Пекина шли станки, бытовая и сельскохозяйственная техника.

Отношения между странами резко стали портиться после смерти Сталина. С 1957 г. обострились идейные и теоретические разногласия между руководителями обеих стран, противоречия во взглядах на пути строительства социализма. Китайское руководство стремилось форсировать индустриализацию КНР, рассчитывая на продолжение массированной экономической помощи со стороны СССР. Советская сторона не считала возможным помогать Китаю и расценивала линию на ускорение индустриализации КНР как ошибочную. При Хрущёве советское руководство стало более критически относиться ко многим аспектам внутренней и внешней политики КНР, рассматривая некоторые её конкретные проявления как авантюристичные и опасные. Началась длительная и болезненная полоса конфронтации. Обе стороны обвиняли друг друга во всех проблемах и неудачах. Фактически отношения между Советским Союзом и Китаем были на грани разрыва. Москва отозвала советских экспертов и специалистов, помогавших Китаю в создании его промышленной базы, прервав осуществление многих проектов, эвакуировались консульства.

Бабушка Лун Сун Лин в это время работала в одном из таких учреждений в Чэнду провинции Сычуань. Эта область занимала в истории Китая особую роль. Территория Сычуаньской котловины отличалась высоким плодородием и была густо населена. В отдельные исторические периоды в Сычуани образовывались самостоятельные государства. Во время крупных китайских смут и волнений Сычуань отделялась и служила прибежищем для представителей свергнутой династии.

Бравый Лун Ян Фан из родовитой дворянской семьи служил летчиком. Его дом представлял обширное поместье с господским особняком, конюшней и пристройками для слуг. Женой офицера шесть лет назад стала очаровательная Маргарита - наполовину русская. Женщина с шармом, знавшая несколько языков, лихая наездница, прекрасная вокалистка, она преподавала русский язык в местном университете.

Маленькая Лун Сун Лин очень любила своих родителей и бабушку Марию Сотникову, которая родилась в России и слыла мастерицей на все руки. Судьба её была непростой. В гражданскую войну в 14 лет она осталась сиротой. Пытаясь выжить, нанялась в чужой дом прислугой: мыть, убирать, ухаживать за детьми. Но вскоре выяснилось, что на Марию у работодателей были иные планы. Девушку продали заезжему богатому китайцу. Он увез её на свою родину, держал взаперти, добиваясь её согласия выйти за него замуж. Эта криминальная история положила начало счастливой семье. У Марии Сотниковой в браке родилось пятеро детей. Среди них была и Маргарита - мама Лун Сун Лин.

В тот памятный день 1959 года девочка занималась со своей гувернанткой - милейшей и добрейшей Тин Дан Я. Учили счет, выводили кисточкой первые иероглифы. "Наверное, отец, который сейчас в командировке, будет рад успехам дочери", - думала Лун Сун Лин. Неожиданно вошла взволнованная Маргарита и сообщила, что международная обстановка накалилась до предела. Оставаться в городе опасно, на сборы семье дали несколько часов. На отходившую машину с консульскими работниками старались попасть многие русские, жившие в городе. Девочке объясняли, что возможности дождаться отца нет. Плачущую Лун Сун Лин насильно оторвали от гувернантки и усадили в грузовик. С тех пор она никогда не видела дорогих ей людей: отца, Тин Дан Я, друзей.

Груженная людьми машина пробиралась через перевалы Тянь-Шаня. Среднеазиатская республика принимала исход русских из Китая. В дальнейшем на постоянное место жительства Рита с дочерью перебралась в Самару, а потом в Ванино. Лун Сун Лин стали называть Линой. Адаптация к новым условиям для неё была долгой и трудной. Девочка часто путала русские и китайские слова. Её необычную внешность поначалу принимали не все сверстники, кто-то дразнил. Но Лина училась жить в новом, таком не похожем на прошлый, мире.

В старшей школе с ней случилась беда. В результате травмы Лина стала инвалидом, и в жизни её появилось множество ограничений. Маргарита, чтобы прокормить семью, устроилась крановщицей. Потом она работала парикмахером при бане. Многие ванинцы ещё помнят эту яркую, модно одетую женщину, в совершенстве владевшую несколькими языками. В своей новой профессии она стала мастером-виртуозом расчёски и ножниц. Свой век она доживала в старом деревянном доме с дочерью и умерла на руках у своей Лун Сун Лин.

О прошлом Лина Георгиевна не забывает, только в памяти слов на родном языке становится всё меньше. Однажды на рынке к ней подошли незнакомые китайцы и заговорили как с соотечественницей. По каким-то внешним признакам они сразу определили в ней уроженку провинции Сычуань. Где-то на генетическом уровне хранится код, определяющий не только черты лица, сложение, но и привычки, наклонности человека.

- Вы знаете, первое слово, которое я осознанно выучила, было "перец". В провинции Сычуань, как известно, острая кухня. Долгое время пища здесь мне казалась пресной. Я и сейчас люблю "задать перца" всем своим блюдам, - говорит женщина.

Недавно по телевизору показывали Чэнду, камера выхватив кадр, на миг замерла, и Лина Георгиевна узнала двухэтажный особняк с резными воротами - отцовский дом. Лун Ян Фан - добрый, прекрасно образованный человек, если он выжил в трагических потрясениях 20 века, то ему могло бы исполниться 100 лет. Как сложилась его судьба, неизвестно.

Лина Георгиевна признаётся, что скучает, хочет увидеть Сычуань, но нет здоровья, чтобы предпринять большую поездку. Она рассказывает о своих снах. Стоит закрыть глаза - и сознание уносится в безмятежный мир детства, где перед девочкой Лун Сун Лин раскрывают объятия близкие люди, а в зарослях бамбука её ждут к играм забавные панды.

Е. ОСИПОВА.

Фото из семейного архива Лины Лун.