Официальный сайт муниципального автономного учреждения «Издательский дом «Восход-Ванино»
По вопросам размещения рекламы - 8 (42137) 7-68-88
+7-909-828-68-38

МОРСКИЕ МИЛИ КАПИТАНА КАЧАЛОВА

В жизни каждого человека 80 лет – особая дата. С высоты возраста можно объективно оценить результаты профессиональной и личной деятельности. В январе 2019 года Виктор Сергеевич Качалов отметил свой юбилей. Этот человек прошёл насыщенный яркими событиями сложный жизненный путь, завершив свою карьеру в должности капитана порта Ванино. Первый раз с Виктором Сергеевичем мы встретились в начале нулевых. Из окна его рабочего кабинета открывалась красивая панорама порта – словно живого организма со своими причалами, погрузчиками, кранами, муравейником людей, где всё бурлило и кипело. Это интервью было не из тех спокойных и размеренных бесед, когда забываешь об окружающей обстановке. Звонил телефон, заходили обсудить неотложные вопросы люди, В.С. Качалов время от времени поглядывал в окно, оценивая обстановку. Средь бесконечной суеты в полной мере присутствовало осознание, что капитан порта, «государев человек» - самая главная фигура во вверенной ему акватории. Вторая встреча через много лет состоялась в редакции, где наш почётный гость, вышедший в отставку, мог подробно рассказать о своей биографии.

Решение посвятить свою жизнь морю не являлось чем-то предопределённым. У Качалова не было в семье моряков. Родился он в 1939 году в Ленинграде в семье экономистов. Свои первые мили Виктор научился считать ещё в детстве, сопровождая маму и отца в многочисленных командировках в Карелию, Узбекистан. Война застала семью в городе на Неве. Здесь маленький Витя провёл самый тяжёлый блокадный год. В 1942 году через Ладогу мальчика вместе с мамой Марией Михайловной вывезли из окружённого города. Сначала на Кубань, потом через Каспий в Каракалпакию. В памяти навсегда остались голодные годы, как собирали картофельные очистки, варили и ели, отчаянно выживая. В 1946 году с фронта пришёл отец Сергей Капитонович и сразу получил назначение на ответственный пост, возглавив одно из предприятий Брянска. Сын приехал к отцу.
В тяжёлое время дети взрослеют быстро, не по годам становясь самостоятельными. У Виктора были хорошие учителя. Мама, отец, дед, впоследствии мачеха дали ему множество полезных навыков, которые пригодились в дальнейшей жизни: умение прекрасно готовить, ладить с детьми и даже шить и вязать. Спортивной подготовкой мальчика занималась мама, благодаря ей Виктор получил первый разряд по стрельбе и лыжам.
В 1953 году Виктор приехал на Дальний Восток навестить маму, работавшую снабженцем в Сусуманском районе. Приехал и «заболел» морем. Зов мечты и романтики привели юного путешественника в Сахалинское морское средне-техническое училище. Морские премудрости юноша постигал усердно. Через год парень уже проходил практику на шикарном пассажирском лайнере «Советкий Союз». Судно, сошедшее с верфей довоенной Германии, в сороковых годах было затоплено немцами. Поднимали и восстанавливали его уже в мирное время советские специалисты. На этом необычном корабле курсант сделал свои первые четыре рейса по маршруту Владивосток – Петропавловск.
Восхождение по карьерному трапу в Сахалинском морском пароходстве Качалов начал с должности простого матроса на старом сухогрузе. В шестидесятые годы на Дальнем Востоке в связи с бурным развитием флота требовались квалифицированные кадры. А у молодого выпускника мореходки работа спорилась, и он быстро продвигался по службе, повышая свой образовательный уровень (1961 - 1970 гг.). После окончания вуза во Владивостоке ходил штурманом, третьим, вторым, а затем старшим помощником капитана на судах, обеспечивавших северный завоз. Морскими путями в отдалённые территории тогда доставлялись уголь, продовольствие, лес, стройматериалы. Николаевск-на-Амуре, Аян, Охотск… Северные порты, самые неспокойные воды планеты, бурные и коварные моря Дальнего Востока стали для Виктора Сергеевича настоящими университетами практики, строгими экзаменаторами знаний и навыков.
Особенно запомнились Качалову арктические рейсы – суровая природа, ураганные ветра, неприветливые берега и белое безмолвие, сотканное из слепящего снега. 15 июля 1967 года теплоход «Аян» встал под погрузку в Ванино. Экипажу предстояло доставить строительный груз в Певек, Зеленый Мыс, Мыс Шмидта, Тикси. Через тяжёлые льды продвигались медленно. Как писали тогда в одной из газет, «машина работала на тяжёлых режимах. Под винт попадали льдины, вызывая сильную вибрацию корпуса… Разгрузка судна в портах проходила непросто. Вязали пучки брёвен и нанизывали на стальной трос. Такую гирлянду катером буксировали к берегу и вытаскивали на сушу трактором. Работать мешала зыбь. Люди валились с ног, но не уходили на отдых. Последняя точка маршрута - порт Провидения, где закончилось трехмесячное арктическое плавание. За это время пройдено 4500 миль, перевезено 7820 грузов». Во время одного из арктических рейсов уже на другом судне - «Михаил Бондик» корабль зажало льдами. Месяц экипаж провёл в ледовом плену, ожидая помощи двух ледоколов. В ходе спасательной операции борт судна, загруженного взрывчаткой, оказался пробитым. Только профессиональные действия команды позволили избежать более серьёзных последствий.
Доводилось Виктору Сергеевичу ходить к берегам Аляски и Канады, где вели промысел советские рыбаки. За плечами Качалова десятки рейсов в Корею, Японию, Китай, куда экспортировался преимущественно лес. Страны АТР, «азиатские тигры», как сегодня их называют, в шестидесятые – семидесятые годы были ещё на полпути к своему богатству и благополучию. Население жило небогато, но при этом люди были открыты и дружелюбны к советским морякам. В Японии к причалам посмотреть на русских приходили семьями, нередко просили для детей угощения, среди которых наиболее любим был хлеб с маслом. Для местного населения советские моряки часто устраивали экскурсии на своих кораблях. Запомнился один случай. Однажды в Токио вахтенный сообщил Качалову, что какой-то японец стоит возле судна и что-то просит.
- Спускаюсь по трапу, - рассказывает Качалов. – Что стряслось? А японец на русском: «Табачку одолжите?». Естественно, я удивился, откуда такие познания. Наш гость сообщает: «Моя один раз стрелять, потом семь лет Чита дорогу строить». Оказалось, бывший военнопленный. Ну угостили мы его. Через полчаса опять вахтенный вызывает. Смотрю, наш знакомец притащил мешок мидий в знак благодарности.
Беседа с Виктором Сергеевичем постепенно обрастает новыми темами и морскими былями, ведь за десятки лет его морской одиссеи приключались самые невероятные истории. Оказывается, Качалов обладает познаниями не только в морских науках, но и знает толк в практической медицине. Поскольку врачи были не в каждом экипаже, Виктору Сергеевичу нередко приходилось самостоятельно спасать болящих во время рейсов. Уколы делал, в чувство приводил, повязку мог наложить, одним словом, оказывал первую медицинскую помощь.
Бывалый моряк попадал и в экстремальные ситуации. Когда экспедиционное судно «Бесядь» Камчатского управления гидрометеослужбы выбросило на скалы, сигнал бедствия в Беринговом море принял «Аян». Капитан М. С. Сулейменов направил теплоход к мысу, где находились люди. С «Аяна» спустили мотобот с командой моряков во главе с Качаловым. Но попытка подойти к гибнущему судну закончилась неудачей. Гигантские волны перевернули бот, экипаж оказался в ледяной воде. С трудом морякам удалось добраться до берега. Ночь они провели на скалах. Утром на помощь морякам пришли вертолётчики. Из винтокрылых машин, зависших над океаном, выбросили канаты, так транспортировали потерпевших на землю.
Большую часть жизни Качалов проводил вне дома. А там всегда ждала его с волнением любимая жена Любовь Юльевна. Познакомились они на сахалинской танцплощадке и с тех пор полвека вместе. Терпению и верности супруге моряка нельзя не отдать должное. Морские походы мужа иногда длились полтора года. Но долгая разлука, казалось, только укрепляла этот семейный союз. Родился сын, летели годы, вот уже и внучка появилась на свет. Виктор Сергеевич умело сочетал роли заботливого мужа, отца и руководителя. Он приобрёл богатый опыт квалифицированного судоводителя, испытывал новые типы оборудования, радионавигационных приборов. И всё это с добросовестностью, инициативой. Избранная стезя постоянно требовала от него проявления мастерства и смелости, находчивости и терпения, неординарных личных качеств, инициативы и добросовестности. В своей долгой плавательной карьере Качалову довелось опробовать разные типы судов. Не случайно именно ему вместе с И. Д. Гордиенко поручили ответственное задание - осуществить приёмку в Болгарии нового бункеровщика «Раиса Онучина». Так география обширного послужного списка Виктора Сергеевича пополнилась новыми названиями: «Прошёл Босфор и Дарданеллы, Шри-Ланку и Сингапур…».
С 1970 по 1972 Виктор Сергеевич работал лоцманом Ванинского морского торгового порта, с 1988 по 1989 являлся старшим инспектором по расследованию аварий службы капитана порта
1989 год принёс крутой поворот в жизни Качалова. Когда освободилась вакансия заместителя капитана порта, руководитель службы Л. И. Подковрин без колебаний остановил свой выбор на кандидатуре Виктора Сергеевича. Профессионализм, твёрдость в принятии решений, честность, чуткое и внимательное отношение к окружающим, умение работать с людьми снискали Качалову крепкий авторитет. Так Виктор Сергеевич окончательно перешел на береговую работу. Между тем, на суше приходилось решать не менее сложные задачи, чем в море. Концентрации сил и воли, эмоционального напряжения требовали многочисленные должностные обязанности, будь то заход судна в непогоду, в условиях ограниченной осадки, погрузка кораблей, расследование различных происшествий. В 1991 году Качалов становится капитаном порта, заняв место на командном мостике важнейшей службы.
Для страны это были переломные годы. Возникновение большого числа предприятий и организаций различных форм собственности привело к снижению уровня безопасности мореплавания. Для борьбы с этими негативными явлениями были образованы государственные администрации морских портов. В Ванино эту структуру возглавил А. Г. Климов. В состав МАП вошла служба капитана порта. В стране полным ходом шла приватизация. Воспользовавшись ослаблением позиции государства, на обломках великой державы раздергивали всё: права, функции, имущество. Однажды в Ванинском порту появились два военных судна. Некие ушлые «коммерсанты» намеревались продать их за границу. Качалов вместе с начальником таможни заняли принципиальную позицию: «Не выпускать из порта до выполнения требований закона». Год корабли провели в порту. Затем в Ванино прибыла комиссия военных специалистов, которым предстояло разобраться в создавшейся ситуации.
В условиях распада многих государственных институтов, правового нигилизма В. С. Качалов считал для себя важным поддерживать чёткую работу портнадзора и всей службы капитана порта, сохранять взаимодействие всех структур, не снижать требования к экипажам судов, заходивших в порт, обеспечить тщательный предрейсовый досмотр кораблей, контроль состояния их спасательных и защитных средств.
В начале девяностых Ванинский порт был открыт для захода иностранных судов. С приобретением статуса «международного» появились и новые заботы. Две недели капитан порта не давал разрешения на постановку к причалу первого иностранного корабля. Как опытный специалист он знал, что для крупнотоннажного судна необходимы особые условия. Прежде чем дать добро, следовало очистить дно, провести его углубление. Дальнейшие события показали, что настойчивость Качалова позволила избежать аварии. Со дна водолазы подняли «мины» в виде старых труб и арматуры, на которые мог бы напороться корабль. Уже потом, с образованием МАП, в порту были проведены масштабные дноуглубительные работы, что позволило заходить в Ванино кораблям водоизмещением до 50 тысяч тонн.
В это время в России выстраивалась новая структура контроля и обеспечения безопасности мореплавания, принимались стандарты, государственные службы надзора стали руководствоваться требованиями Токийского меморандума. Сотрудникам службы, которая к тому времени насчитывала 30 человек, пришлось в срочном порядке изучать и осваивать новую документацию. На помощь береговым службам пришла современная аппаратура. Стало возможным отслеживать позиции судов во всех районах Мирового океана в реальном времени. Рыночные методы хозяйствования потребовали новых знаний и юридической подготовки. Менялась организационная структура. Произошло разделение полномочий между Морской администрацией портов и созданным Росморпортом. Последнему отошла вся гидротехническая инфраструктура порта – причалы, пирсы, акватория. Основной функцией МАП стало осуществление контроля за безопасностью мореплавания.
В порту соприкасаются интересы транспортников, коммерческих структур, государства, правоохранительных органов. Работа ответственная, насыщена событиями, не давала расслабиться ни на минуту. Так что в береговой деятельности Виктора Сергеевича штилевых дней практически не случалось.
- Неделями из кабинета не выходил, - отмечает он. – Однажды из Москвы вечером звонят мне домой: «Почему Камчатка без угля сидит?». Внучка берёт трубку и докладывает: «У нас сложная ледовая обстановка. Дедушка сейчас на работе именно эти вопросы решает». Мне потом из министерства перезванивают, смеются: «Хорошая у тебя помощница. Уж не забудь её поощрить!».
Надзор за соблюдением законов и порядка в акватории порта, обеспечение навигационной обстановки, руководство лоцманской службой, дноуглубление фарватеров, подъём затопленных судов, организация спасения рыбаков на оторванных льдинах, выдача паспортов моряка и дипломов на звание лиц командного состава судов, контроль за выполнением судами правил по предотвращению загрязнения моря, контроль за погрузкой судна, надзор за техническим состоянием причалов, организацией сигнальной службы, обеспечением судов навигационной и гидрометеорологической информацией, взаимодействие с федеральными органами по вопросам таможенного, пограничного, иммиграционного, санитарного, ветеринарного контроля – вот лишь часть того, чем приходится заниматься коллективу службы капитана порта. Качалов сумел создать в коллективе здоровую обстановку, укомплектовать службу высококлассными специалистами, способными выполнять все функции по обеспечению безопасности мореплавания.
С 2007 года Виктор Сергеевич работал в Федеральной службе по надзору в сфере морского и речного транспорта. После выхода на пенсию «стал на якорь в тихой гавани» и сейчас живёт заботами семьи. Вместе с сыном своими руками построил дачу, занимается садоводством. Но связь с морским прошлым он не утратил. Часто встречается с бывшими сослуживцами. И тогда в кругу друзей он становится душой компании. Виктор Сергеевич, обладая хорошим голосом, прекрасно поёт, он интересный собеседник и знающий наставник для молодых. Хочется пожелать бывалому капитану всегда оставаться человеком с неиссякаемой жизненной энергией, большим запасом прочности и везения. Так держать! К поздравлениям коллектива редакции присоединяются коллеги В. С. Качалова. Всё ниже приведенное – это для Вас, уважаемый Виктор Сергеевич, примите с признанием и наилучшими пожеланиями.
Михаил Иннокентьевич Маинков, инспектор Инспекции государственного портового контроля службы капитана порта Ванино: «Уважаемый Виктор Сергеевич! Ваше добросовестное исполнение долга, любовь к профессии, нравственная чистота, благородство души и характера, глубокие знания и пытливый ум стали примером для каждого в коллективе. Позвольте выразить Вам чувства искреннего почтения и сердечно пожелать здоровья и благополучия».
Игорь Валерьевич Шаромов, инспектор Инспекции государственного портового контроля службы капитана порта Ванино: «От чистого сердца поздравляю с 80-летием! Пусть энергия бьёт ключом, пусть не знает боли ни тело, ни душа, пусть ярким огнём надежды освещается дальнейший путь, пусть невероятное тепло для сердца дарят любовь и забота близких людей!».
Валентина Павловна Шевердова, специалист отдела мобилизационной подготовки и защиты государственной тайны: «С юбилеем, Виктор Сергеевич! Пусть Ваша душевная теплота, доброжелательность сохранятся как можно дольше. Желаю Вам здоровья, бодрости духа и долгих лет жизни!».

Е. ОСИПОВА.


Популярные новости