Официальный сайт муниципального автономного учреждения «Издательский дом «Восход-Ванино»
По вопросам размещения рекламы - 8 (42137) 7-68-88
+7-909-828-68-38

"Я помню тот Ванинский порт…" К 70-летию Ванинской пересылки 1947 - 1954 гг.

Песня колымских з/к "Я помню тот Ванинский порт" была написана в 1947-1948 гг., её пели в бараках и трюмах пароходов, поют и сегодня, вспоминая страшное время сталинских репрессий, и, наверное, будут ещё петь. Она музыкально-поэтический памятник драматической истории России. Кто её автор, никто не знает. Большинство считает, что песня эта - великая, народная, устно выстраданная многими творцами, разными путями угодившими на колымские этапы. Кто отважился внести в общий текст свою боль, свои строфы, тот и автор.

Писатель А. Жигулин, студентом осуждённый на десять лет по 58 ст. УК РСФСР, описал свои злоключения в автобиографической книге "Чёрные камни". Сначала были сибирские лагеря, затем, в 1950 г., через Ванино попал на Колыму. Он приводит в книге канонический текст песни, который чаще всего исполняется:

"Я помню тот Ванинский порт

И вид пароходов угрюмый,

Как шли мы по трапу на борт

В холодные мрачные трюмы.

На море спускался туман,

Ревела стихия морская,

Лежал впереди Магадан -

Столица колымского края.

Не песня, а жалобный крик

Из каждой груди вырывался.

"Прощай навсегда, материк!" -

Хрипел пароход, надрывался.

От качки стонали зека,

Обнявшись, как родные братья,

И только порой с языка

Срывались глухие проклятья!

Будь проклята ты, Колыма,

Что названа чудной планетой.

Сойдёшь поневоле с ума -

Оттуда возврата уж нету.

Пятьсот километров тайга,

В тайге этой - дикие звери.

Машины не ходят сюда,

Бредут, спотыкаясь, олени.

Там смерть подружилась с цингой,

Набиты битком лазареты.

Напрасно и этой весной

Я жду от любимой ответа.

Не пишет она и не ждёт,

И в светлые двери вокзала,

Я знаю, встречать не придёт,

Как это она обещала.

Прощай, моя мать и жена!

Прощайте вы, милые дети.

Знать, горькую чашу до дна

Придётся мне выпить на свете!".

Бывший колымский з/к А. Морозов вспоминал: "Впервые это было осенью 1947 года на лагпункте прииска "Верхний Дебин", куда поступали "свежие" колымчане, прибывшие этапом из бухты Ванино, один из них пел эту песню в бараке. Песня поразила своей трагичностью. По-моему, песня и была сложена одним из этих этапников, явно не профессионалом. Зеки говорили, что существует несколько вариантов песни, делится она на две части: первые четыре строфы - ванинские, написанные на высоком уровне, производят сильное впечатление, именно отправка из Ванино; последние строфы - магаданские, уже по-другому, по-своему выразили драматические события от колымских лагерей. Мотив песни - мелодия "Раскинулось море широко". В тридцатых-сороковых годах уже звучала на Колыме песня на этот же мотив:

"Я живу близ Охотского моря,

Где кончается Дальний Восток,

Я живу без нужды и без горя,

Строю новый в стране городок".

Песня "Ванинский порт", первое исполнение - 1947 г., в 50-х гг. она только приживалась в среде зека, за её исполнение наказывали - антисоветская пропаганда.

Магаданский писатель, журналист А. Бирюков, к сожалению, уже покойный (умер в 2004 г.), вспоминал: "В архивно-следственном деле колымских з/к Л. Скирды и Р. Калминьша (разрешили работать в архиве в 50-х гг.) приводился текст этой песни. За исполнение её зеки обвинялись по ст. 58 УК РСФСР п. 10, 11 (антисоветская агитация и пропаганда). Следователи пытались узнать, кто автор этой песни, почему её пели, но зеки свою вину не признали, не знали, кто автор, и дело, видимо, закрыли".

Студентка из Ленинграда Е. Глинка, осуждённая на 25 лет, впервые услышала эту песню в Ванино в мае 1951 г. при посадке на пароход, уходящий на Колыму: "По трапу на борт "Минска" поднимались пятёрками и исчезали в огромных трюмах мужчины и женщины. Ещё на причале в мой слух просочилась тихая щемящая мелодия, а затем и слова впервые услышанной и сразу запомнившейся песни, признанной впоследствии гимном колымских заключённых, - "Я помню тот Ванинский порт". О Боже, до чего же слова были правдивы. Впоследствии эта песня распространилась среди заключённых и в других лагерях".

Очевидцы вспоминают, как примерно в 1951-1952 гг. М. Бернес вернулся со съёмок фильма о строительстве Волго-Донского канала, который строили з/к. "Марк под страшным секретом рассказывал о з/к, а потом, когда мы вышли от Н. Богословского, у которого были в гостях, прямо во дворе тихо-тихо спел нам привезённую оттуда песню "Я помню тот Ванинский порт". Песня потрясла нас. "Прощай навсегда, материк!" - хрипел пароход, надрывался". Мы почему-то думали, что их везут на какие-то острова, расположенные в Ледовитом океане".

Есть свидетельства, что во время Великой Отечественной войны, в 1942 г. в народной среде на тот же мотив пелись такие слова: "Я знаю, что ты меня ждёшь и письмам моим ты веришь, и встретить меня ты придёшь к вокзальной распахнутой двери". Эту песню пели хором труженики тыла. Более-менее свободно песня "Ванинский порт" стала печататься в сборниках песен в шестидесятых годах. В художественном фильме "Верьте мне, люди" (1965 год) исполнял эту песню вор в законе, которого играл К. Лавров.

Кто же предполагаемый автор слов этой песни? Претендентов было много, несколько десятков человек. Приписывали её поэту Н. Заболоцкому, но тот отбывал срок заключения в Комсомольске-на-Амуре; Ольге Берггольц, но та отбывала срок заключения в тюрьме в Ленинграде; поэту Б. Корнилову, но тот был расстрелян в 1938 г.

Рассмотрим ещё двух претендентов. Один из них - Евгений Карпович, белорус, ветеран Великой Отечественной войны, после войны учился в ремесленном училище г. Минска. В 1947 году был осуждён на десять лет якобы за кражу продуктов из кладовой училища. Продукты крал завхоз, а нескольких учащихся, в том числе Е. Карповича, ложно обвинили, осудили. Впоследствии все они были оправданы. Е. Карпович прошёл через Ванинскую пересылку в 1947 году. Свой срок отсидел на Колыме в лагерях пос. Штурмовой. После освобождения работал на разных предприятиях, в 1980 - 1990 гг. - горным техником в институте "Магадангражданпроект", писал неплохие стихи, в том числе на антисталинскую тему. Как-то в разговоре с работниками института возник разговор об этой уже знаменитой песне. На вопрос, кто бы мог быть автором, Е. Карпович ответил: "А я и есть этот автор, вернее, один из них, поскольку её неоднократно переделывали и дописывали". "Так что же Вы не заявите об этом?". Е. Карпович пожал плечами: "А зачем? И как я докажу? В то время опасно было записывать подобное и настаивать на авторстве. Коль уже считается народной, то пусть так оно и будет". В 1992 г. Е. Карпович умер. Почему он один из наиболее вероятных авторов песни?

Во-первых, он сам прошёл Ванинскую пересылку в 1947 г. Во-вторых, он писал неплохие стихи. В-третьих, об этом свидетельствует скромность автора, который говорит, что авторство таких песен было просто опасным, и если песня стала народной, то пусть так и будет.

Второй предполагаемый автор - магаданский горный инженер Константин Сараханов, который не был заключённым и не проходил через Ванинскую пересылку. В 1935 г. он из Владивостока добирался до Магадана на пароходе после окончания института. В семейном архиве у семьи сохранилось письмо, сын его, тоже геолог, вспоминал: "У отца в письме были строки: "Пассажиры были в каютах и твиндеках, з/к - в трюмах". Под впечатлением от увиденного отец писал: "Не песня, а жалобный крик висит надо мной на причале, прощай навсегда, материк, обратно вернёмся едва ли". Написано в 1935 г., но в этих строках слышится ритм и настроение будущей песни "Ванинский порт". После приезда в Магадан К. Сараханов был принят на работу геологом, возглавлял прииски по добыче золота, олова; дослужился до звания горный директор 1 ранга (звание полковника), получал ордена. Писал стихи, публиковался в газетах. Конечно, не все стихи издавались в то время. Вот отрывок из одного его стихотворения позднего времени:

"Помню, как это было:

Колыма, первый снег…

Я готовлю могилы

На пятьсот человек.

Неизвестность томила,

И мороз крепко жал.

Я и сам-то могилы

Лишь вчера избежал".

В 1947 г. К. Сараханов был переведён в Красноярск на прииски по добыче урана, а в 1953 г. и он, и его семья - жена, трое сыновей - выехали из Магадана. В 1967 г. К. Сараханов - сотрудник горно-металлургического комбината на Кольском полуострове. В свободное время на традиционном застолье в честь 8-го Марта, после хорового исполнения песни "Ванинский порт" сказал: "Ребята, хотите - верьте, хотите - нет, но слова этой песни написал я". Однако впоследствии официально он нигде это не утверждал. Умер в 1978 г. на 68-м году жизни в подмосковном доме для престарелых.

А песня продолжала жить, после смерти Сталина в 1953 г., после "ворошиловской амнистии" 1953 года появились такие строки:

"В Кремле заседанье идёт,

Судьбу заключённых решают.

А там, далеко, в Колыме

Безвинные люди страдают".

Через Ванинскую пересылку прошли сотни тысяч заключённых. Многие из них погибли здесь же, в Ванино. В память о них в октябре 2001 г. администрацией района, районный отделением "Мемориал" установлен Поклонный крест. Деньги на него собирали "всем миром", значительные суммы выделили предприятия района, в том числе работники порта Ванино, в историю которого легла эта горькая страница прошлого. На одной из досок памятника строки:

"Я помню тот Ванинский порт

И вид пароходов угрюмый,

Нас гнали по трапу на борт

В холодные мрачные трюмы".

С. РАТКЕВИЧ,

председатель общества

"Мемориал" п. Ванино.

Константин Константинович Сараханов

(28.03.1911 г. - 14.04.1978 г.)

Сараханов Константин Константинович - технический руководитель прииска "Штурмовой". Арестован в декабре 1937 г. В конце февраля 1938 г. освобождён по указанию директора Дальстроя Павлова. Работал техруком на прииске "Мальдяк", начальником прииска "Ударник". Орденоносец (1939, 1941). Один из героев романа В. Вяткина "Человек рождается дважды". Автор "Озепеады" и других стихов о Колыме… Предполагаемый автор песни "Я помню тот Ванинский порт".