Официальный сайт муниципального автономного учреждения «Издательский дом «Восход-Ванино»
По вопросам размещения рекламы - 8 (42137) 7-68-88
+7-909-828-68-38

ОТ ГЕРОЕВ БЫЛЫХ ВРЕМЕН…

В августе, в канун 75-летия окончания второй мировой войны, мы вспоминаем битву на востоке. Мысленно перенесемся в те триумфальные, но по-своему страшные, залитые слезами и кровью дни. Уже несколько месяцев как повержен Берлин и оставшиеся в живых узники концлагерей, жители оккупированных и освобожденных городов, поселений и стран пытаются собрать настоящее из обломков, а война с Японией вступает в финальную фазу. Многим из тех, кто оставил роспись на стенах рейхстага, не суждено дожить до сентября, но они еще не знают об этом. Сейчас известно, что происходило дальше: после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки американскими силами, в результате стремительного наступления советско-монгольских войск в Маньчжурии за короткое время была разгромлена Квантунская армия. Были освобождены Северо-Восточный Китай и север Корейского полуострова. Советские войска заняли Южный Сахалин и Курильские острова. Война завершилась подписанием 2 сентября Акта о капитуляции Японии. За этими скупыми строчками скрыто множество трагедий, историй о смелости, верности долгу, преодолении, возмужании… Предлагаем вниманию наших читателей очерк Александра Сеселкина об одном из забытых (и воскрешенных) героев давней операции.

В материалах о Северной Тихоокеанской флотилии упоминался подполковник К. П. Тавхутдинов. Его боевой путь, огорчительное забвение в послевоенное время и обретение заслуженной славы в последние годы заслуживают отдельной публикации.

Батальон из Советской Гавани

В августе-сентябре 1945 года части Северной Тихоокеанской флотилии и 113-я отдельная стрелковая бригада 2-го Дальневосточного фронта участвовали в освобождении Южного Сахалина и Курил от японских милитаристов (бригада была переброшена в Советский район из Владивостока 10 июля 1945 года, вошла в оперативное подчинение 16 Армии с первоначальной задачей обороны побережья и Совгаванской ВМБ). В состав десантных групп входил 365-й отдельный батальон морской пехоты береговой обороны Северной Тихоокеанской флотилии, которым командовал подполковник Тавхутдинов.

Батальон был сформирован в Советской Гавани в начале 1943 года и к августу 1945 года насчитывал более тысячи человек. Он включал он себя три стрелковых роты, а также роты автоматчиков, пулеметчиков, минометчиков, противотанковую и транспортную. Кроме того, в нем были взводы "сорокапяток" - противотанковых 45-миллиметровых пушек, разведки, связи, противовоздушной обороны и химической защиты.

После освобождения населенных пунктов Торо (ныне Шахтерск), Эсуторо (ныне Углегорск), потеряв в ожесточенных боях с японцами восемь человек, батальон вернулся в Советскую Гавань. Приказом народного комиссара ВМФ СССР от 26 августа 1945 года, ему было присвоено звание гвардейского.

Многие после демобилизации 1946-1947 годов остались в Советской Гавани, обзавелись семьями. Одни устроились на судоремонтные заводы, другие - на рыбокомбинат. О бывших гвардейцах ничего не писали в местной газете "Советская звезда", да и сами они ни с кем не делились воспоминаниями о боевых походах. А в середине 50-х годов 365-й отдельный гвардейский батальон морской пехоты был расформирован.

О его командире Караме Петровиче Тавхутдинове было известно мало. Пожалуй, единственная фотография комбата была помещена в книге бывшего министра и главкома ВМФ адмирала флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова. На снимке Тавхутдинов запечатлен с командующим Северной Тихоокеанской флотилией вице-адмиралом В. А. Андреевым после освобождения Сахалина.

Сослуживец и земляк

Я был знаком с ветеранами войны из Лососины - рыбацкого поселка, расположенного в нескольких километрах от Советской Гавани. Не знал только, кто из них принимал участие в боевых действиях в составе 365-го отдельного батальона морской пехоты. Батальон базировался в окрестностях Советской Гавани. Сейчас на этом месте находится коллективный сад "Горный".

Сохранились большие бетонные стены - перегородки казарм. Через дорогу от сада, в лесном массиве, еще можно увидеть заросшие кустарником фундаменты домов офицерского состава. Многие годы поселок Горный жил своей жизнью.

В сороковые годы, кроме казарм и домов, в нем были штаб части, столовая, клуб, стадион. Там же квартировали семьи летчиков 42-го истребительного авиаполка и артиллеристов береговой батареи №909. Эти части базировались неподалеку от Горного.

В 2007 году я вместе с членом районного совета ветеранов В. А. Кондратьевым готовил список совгаванцев, которые служили в батальоне морской пехоты и воевали с японцами. У Кондратьева в этом батальоне служил отец, Алексей Федорович, награжденный за освобождение города Маока (ныне Холмск) медалью "За отвагу".

К этому времени из тех, кто воевал в составе батальона и после Победы не уехал из Советской Гавани, остался в живых один человек - М. А. Алтынбаев. Он жил в Лососине, как и В. А. Кондратьев, которого я убедил зайти к Алтынбаеву и расспросить о сослуживцах. В том числе о командире батальона Тавхутдинове.

Никогда не забуду голос Владимира, когда он позвонил мне и с волнением сообщил, что услышал от Алтынбаева. Пожалуй, главным было известие о том, что в 1948 году Тавхутдинов умер и был захоронен на территории района. Точней, на кладбище поселка военных моряков Заветы Ильича.

Как оказалось, Алтынбаев хоть и был подчиненным Тавхутдинова, однако жена и дети комбата были на равных с родными Алтынбаева и даже ходили к ним в гости. Сам фронтовик не только показал фото, подаренное семьей Тавхутдинова, но и нашел адрес жены Карама Петровича, которая после похорон мужа уехала на родину в Татарию. Не раздумывая, Кондратьев послал письмо в Казань. Ответа не было. Вскоре умер Алтынбаев…

История с фотографией

Надежды узнать еще что-нибудь о комбате у нас почти не оставалось, как вдруг пришел ответ от дочери Карама Петровича - Клары Карамовны Гареевой. Она сообщала, что письмо было направлено по старому адресу, поэтому она получила его не сразу.

От нее мы узнали, что Карам Петрович скоропостижно скончался 27 апреля 1948 года на Сахалине. Первого мая его тело было доставлено в Советскую Гавань и в тот же день захоронено с воинскими почестями.

Она помнила, как отец сразу после войны служил в Порт-Артуре, где вместе с ним проживала семья. Его жена Фатима Хайрутдиновна умерла в 2004 году. Брата и сестры Клары Карамовны тоже нет в живых.

В своем письме она благодарила всех в Советской Гавани, кто не забывает ее отца. В конверте была вложена старая фотокарточка, на которой запечатлено место захоронения Карама Петровича.

В Татарию снимок привез ее брат, который служил на Дальнем Востоке и в 1953 году побывал на могиле отца в поселке Заветы Ильича. На фото были военные моряки у деревянной оградки, за которой стоял памятник с портретом и звездой. Оградка держалась с помощью деревянных столбиков, которые вверху закруглялись.

На заднем плане была видна водная гладь бухты Северная, за ней - суша с крышами зданий. После внимательного рассмотрения фотокарточки не осталось сомнений в том, что это кладбище поселка Заветы Ильича, а суша - полуостров Меншикова, входящий в черту поселка. Появилась уверенность, что захоронение можно отыскать.

Среди неухоженных могил

В начале апреля 2008 года, как только земля освободилась от снега, я проделал путь из Советской Гавани в поселок Заветы Ильича, расположенный на другой стороне залива. Меня встречал капитан 2-го ранга в отставке коллега по краеведению В. А. Анчевский, с которым мы отправились на кладбище.

Стояла сравнительно теплая погода. В руках у нас была увеличенная копия фотографии, присланной Кларой Каримовной. По ней мы сверяли ориентиры, попавшие в кадр много лет назад. Больше часа ходили среди неухоженных могил, покосившихся надгробий, среди зарослей кустарника и сухой травы, пока мое внимание не привлек металлический памятник в виде пирамиды.

Изготовлен он был из оцинкованного железа, кое-где виднелись следы спайки. Звезды на нем не было. Рядом, под опавшей листвой, виднелись части деревянной оградки. После внимательного осмотра стало ясно, большая часть оградки сгорела от пожара, который прошелся по кладбищу. Но среди остатков сохранились верхние части деревянных столбиков, которые по форме совпадали со столбиками на фотографии.

Позвав Виктора Анатольевича, я вместе с ним стал тщательно осматривать местность. Под травой, рядом с памятником, мы нашли пятиконечную звезду и металлическую рамку, в которой размещалась фотография. Нам удалось прикрепить звезду на вершину памятника. Сверяя местность с фотографией, мы нашли позицию, с которой был сделан снимок в 1953 году. Расположение оставшихся строений на полуострове Меншикова соответствовало их местонахождению на старой карточке. Мы окончательно убедились, что нашли могилу Тавхутдинова.

Отчего гложет стыд

Через неделю, с членом районного совета ветеранов В. А. Кондратьевым, я вновь приехал в Заветы Ильича, где нас встретили В. А. Анчевский и капитан 2-го ранга в отставке В. Н. Пинчук. Вместе с Виктором Анатольевичем мы провели своих товарищей к месту захоронения. Кондратьев и Пинчук еще раз сверяли местность с фотографией. Мы с Анчевским стояли рядом и не мешали им самим сделать вывод. После осмотра сгоревшей оградки наши товарищи пришли к заключению, что нами действительно найдено захоронение командира 365-го отдельного гвардейского батальона морской пехоты.

Не знаю, что испытывали мои товарищи, но меня переполняло чувство стыда от того, что о герое 1945 года офицере Тавхутдинове забыли. Почему командование гарнизона, Тихоокеанского флота, ВМФ, министерства обороны, где обязаны следить за могилами военнослужащих, этого не делает? Почему такие захоронения, существующие не только в Советско-Гаванском районе, на учет не берутся?

На кладбище в Заветах Ильича в 1945 году похоронены военнослужащие, которые в местных госпиталях умерли от ран, полученных при освобождении Сахалина от японцев. Два года назад члены районного общества "Краевед" М. Ф. Кондратьев и Г.Г. Малевский по чертежу-схеме, присланному А. В. Назаровой из Ленинградской области, отыскали братскую могилу старшины 2-й статьи М. И. Спиридонова и мичмана А. И. Котова. Однако могилы М. Г. Шаламова и Н. Г. Кутепова найти не удалось. Никто не знает, в каком месте кладбища они захоронены.

Есть могилы моряков надводных кораблей, военных летчиков, погибших при авиакатастрофах. Есть братская могила подводников с покосившимся памятником. Найдено захоронение военного инженера, который умер в 1935 году, когда в заливе Советская Гавань только начиналось строительство укрепрайона.

Все захоронения заросли травой, надгробья и оградки из металла проржавели. Невольно вспоминаются ухоженные могилы российских и советских воинов, погибших и умерших на территории других государств…

Склонились знамена

И все же чувство стыда сменилось чувством исполненного долга, ведь мы нашли захоронение комбата. И можно установить памятник, достойный его боевого пути.

Действительно, благодаря В. А. Анчевскому, члену общества "Краевед", которое существует при районном краеведческом музее, к осени 2009 года появился новый памятник гвардии подполковнику К. П. Тавхутдинову.

Виктор Анатольевич приложил максимум стараний, привлек многих людей. Памятник был изготовлен военно-ремонтной мастерской, где командиром был А. С. Помазенко. Непосредственно над металлическим надгробьем работал С. Н. Шулинов, ему помогал А. В. Волков. Активную помощь в расчистке территории кладбища у могилы комбата оказали военные моряки под началом офицера Р. А. Дубровкина, а также ученики школы №16 поселка Заветы Ильича. Не осталась в стороне и администрация поселка в лице В. Д. Якучунаса, капитана 2-го ранга в отставке.

Открытие памятника состоялось 2 сентября 2009 года, в день окончания Второй Мировой войны. На торжественно-траурном митинге выступили заместитель главы Советско-Гаванского района Ю. М. Мельзединов, глава поселка Заветы Ильича И. В. Яковенко, заместитель командира военно-морского района капитан 1-го ранга С. М. Писарев. После волнующих слов знаменная группа склонила знамена, прозвучал оружейный салют, присутствующие возложили венки и цветы к месту захоронения К. П. Тавхутдинова.

В Казань дочери Карама Петровича было отправлено письмо, в которое были вложены фотографии. Спустя месяц пришел ответ от Клары Карамовны. Она сообщала, что долго плакала, получив письмо. И благодарила всех, кто помог восстановить память об отце.

Александр СЕСЕЛКИН,

действительный член Русского географического общества, председатель районного общества "Краевед".

Фото из архива автора.

Редакция благодарит специалистов Музея п. Ванино (и лично - директора Лилию Казанцеву) за предоставленную информацию.