Официальный сайт муниципального автономного учреждения «Издательский дом «Восход-Ванино»
По вопросам размещения рекламы - 8 (42137) 7-68-88
+7-909-828-68-38

Работал недолго, успел немало

Генерал, до революции поднимавший наш край, в советские годы превратился в жупел идеологической контрпропаганды.

В июле 1907 года в Николаевске-на-Амуре была открыта первая на востоке России медицинская колония для прокажённых. Богоугодное заведение появилось не само по себе, а благодаря личной инициативе губернатора Приморской области в 1905-1909 годах (а это практически вся территория Дальнего Востока) Василия Флуга. Его имя ныне известно, пожалуй, лишь узкому кругу историков - но ведь персонаж был прелюбопытнейший! Он проживёт долгую жизнь и скончается 9 декабря 1955 года в Сан-Франциско на 96-м году жизни. И эта длинная жизнь вместит в себя героизм защитника Отечества и организаторский дар управленца, авантюризм разведчика с секретной миссией в тылу врага и десятилетия забвения на чужбине…

Сделал всё, что успел.

О семье, в которой родился в 1860 году Василий, сведений не сохранилось, известно лишь, что была она не бедной: отец его, петербургский биржевой нотариус, имел неплохой стабильный доход. Пятнадцать лет, с 1875 по 1890 годы, юноша постигал секреты военной артиллерии в военной гимназии, артучилище, академии Генштаба. Протирание штанов в учебных классах определённо затягивалось… Впервые Флуг прибыл на Дальний Восток в декабре 1890 года, получив назначение начальником строевого отдела штаба Владивостокской крепости. И опять в течение нескольких лет перебирал бумаги, набираясь управленческо-бюрократического опыта.

Так бы и вышел в отставку очередной российский штабист, коих в империи были тысячи, но возможность понюхать порох ему всё же представилась. И оказалось, что за годы вынужденного служебного безделья немолодой уже лейтенант накопил тот потенциал, который и позволил ему снискать авторитет на полях сражений. Так, в ходе Китайского похода 1900-1901 годов пехотинцы Флуга взяли неприступную китайскую крепость Лутай, за что их командир был награждён золотым оружием "За храбрость". Участвовал в Русско-японской войне, был одним из руководителей штаба Маньчжурской армии. А после…

В 1905 году судьба неожиданно подарит Флугу четырёхлетнюю мирную передышку, первую и последнюю в его военной жизни - назначение военным губернатором Приморской области. И годы эти новый руководитель дальневосточной окраины проведёт не зря.

Оказавшись "на гражданке", Флуг с ходу окунулся в гущу хозяйственных дел, основным из которых стало решение проблем переселенцев, плотным потоком хлынувших в Хабаровский край. После окончания Русско-японской войны правительство приняло для них новые льготные правила: их передвижение осуществлялось не только морем и в неприспособленных "теплушках", а в специально для этой цели созданных вагонах IV класса, перевозка багажа шла по льготному тарифу. Что требовалось от Василия Егоровича? Организовать столовые по пути следования, в которых детей до десяти лет кормили бы бесплатно, многочисленные санитарные посты, а также информационные пункты с указанием свободных к распределению земельных наделов. Но это - только путевые хлопоты. А вот по прибытии от губернатора требовалась организация и контроль над безотлагательной выдачей ссуд на строительство жилья и проведение осушительных, дорожных работ, над агрономической и ветеринарной помощью переселенческим домохозяйствам. Флуг организовывал склады сельскохозяйственных орудий, вёл строительство школ, больниц и церквей. Занимался исследованиями рек и тайги Приамурья и Приморья.

Стиль руководства Василий Егорович проповедовал не кабинетный. На долгие недели и месяцы он покидал свою резиденцию, отправляясь с инспекционными поездками по Хабаровскому краю, в Приморье, и даже …на Командорские острова. В ходе одного из хозяйственных вояжей он получил известие о кончине матери - но визит на участие в похоронах не прервал. О чём это говорит? О душевной чёрствости Флуга-сына? Или о преданности делу Флуга-губернатора?

Именно при новом губернаторе заметно активизировалась экономическая и культурная жизнь в Хабаровске и крае. Возникли десятки новых почтово-телеграфных контор и бесплатных народных библиотек, страховых обществ и адвокатских контор, драматическое и музыкальное общества, общество "покровительства животных" и даже общество изучения эсперанто. Штрихи к портрету губернатора: именно он организовал во Владивостоке богадельню для престарелых ветеранов войны, а в Николаевске-на Амуре - медицинскую колонию для прокажённых. То есть проявил достойные его должности инициативу и милосердие. (Забегая вперёд, отметим, что уже через два года после его отставки лепрозорий придёт в упадок. Заведение случайно посетит первый дальневосточный поэт Павел Гомзяков, ужаснётся - и выпустит книжку под знаменательным заголовком "Библейское наследие". "Написанная живым языком, она давала удивительно меткую и острую характеристику старого Николаевска, его обитателей, сообщала обширные сведения о древнем и страшном заболевании - лепре", - отмечал хабаровский журнал "Дальний Восток". - Автор правдиво рассказал о тяжёлом положении лечебницы, отдал должное стойким, самоотверженным людям, выполняющим свой врачебный долг в исключительно трудных условиях. Гонорар за книгу был пожертвован автором на нужды лепрозория".)

Позже стиль руководства губернатора назовут "опасным", ну а пока, после закулисных интриг со стороны недоброжелателей (куда ж без них!) самодержец Николай II отстранил Флуга от должности и отправил служить с очевидным понижением - руководить пехотной дивизией в знойный Туркестан. Что тут сказать? Сидел бы тихо в кабинете, не высовываясь со своими инициативами, завёл бы товарищей по коррупционной вертикали - наверняка задержался на Дальнем Востоке на куда более долгий срок…

Ненужные мемуары

Годы, в течение которых герой зарисовки прозябал в Туркестане, опустим - и сразу перенесёмся в 1914 год, когда Россия вступила в Первую мировую войну. После катастрофы 2-й армии генерала Александра Самсонова для стабилизации фронта была создана 10-я армия, которую и возглавил произведённый в генералы от инфантерии (высшее воинское звание в сухопутных войсках) Флуг. На согласование деталей предстоящих военных действий времени не оставалось и, проявив инициативу, генерал разгромил в боях 8-ю германскую армию, взял укрепрайон Сувалки (в плен попали 3000 немецких вояк). За что получил орден Белого орла с мечами и …отстранение от должности - за проявленную "опасную активность", а на самом деле, из-за разногласий с генералом Николаем Рузским.

Октябрьская революция превращает дальнейший жизненный путь экс-губернатора в триллер. Он возвращается в хабаровские пенаты, становится членом бумажного правительства генерала Дмитрия Хорвата. Гоняя несколько месяцев представительскую балду в удобном кабинете и не имея никаких реальных полномочий, Флуг в новом "правителе" разочаровывается - и стремится на белый Дон, в самую гущу революционных событий. Там находит своего однокашника по академии Генштаба генерала Михаила Алексеева и предлагает тому свои услуги по формированию Добровольческой армии. Тот, по воспоминаниям Флуга, принял его без энтузиазма, "…с довольно кислой миной, пояснив, что ему нужны не столько пожилые генералы, сколько молодые люди для формирования строевых частей". Но вскоре желание Василия Егоровича послужить Отечеству оценил тайно прибывший на Дон легендарный генерал Лавр Корнилов. Он отправил Флуга с тайной миссией в Сибирь - организовать белое движение. Поездка осуществлялась в условиях строгой конспирации по поддельным паспортам. Обилие выданных документов (инструкций, воззваний, перечней необходимых сведений, ключей для шифрования) могло сыграть плохую службу 12-ти её участникам, в числе которых была и падчерица Флуга. Обнаружение хотя бы одного из этих документов при обысках на вражеской территории обрекало любого из членов миссии на неминуемую смерть. Официально генерал выступал в качестве коммивояжёра, имевшего документы на имя Василия Фадеева. Миссия продлилась несколько месяцев и завершилась успешно. Провалился лишь один прапорщик Мартынов, но он никого не выдал и был расстрелян.

После поражения Белого движения Флуг эмигрировал в Югославию, устроился на службу в государственное военное министерство. Стоял у истоков создания Российского общевоинского Союза (РОВС), возглавляя его югославский отдел. После окончания Второй мировой войны переехал в США, подрабатывал в журналах "Часовой" и "Вестник военных знаний".

Всю жизнь, где бы ни находился - Приморской области ли, в США - писал мемуары. Подготовил к публикации шесть рукописей, но ни одна из них зарубежных издателей не заинтересовала. Равно как и на Родине. Причина, по которой имя одного из самых малоизвестных руководителей Приморской области оказалось фактически забытым в СССР и России, - не только его принадлежность к белому движению (мы знаем десятки обратных примеров). Она - в его принадлежности к РОВС, которым в конце прошлого века пугали советских трудящихся как гнездом злобствующих и клевещущих на наш строй фашистов-эмигрантов. Однако правда в том, что Союз - не вооружённое военизированное формирование (не путать с РОА генерала Власова!), а объединение военных организаций и воинских союзов во всех странах русского зарубежья, объединяющее участников Белого движения и их единомышленников (а ныне - их потомков). В 1992 году РОВС открыл свои представительства в Москве и Санкт-Петербурге, а в 1996-м - вообще перенёс центр своей деятельности из русской эмиграции в Россию.

Вот так меняются времена - но мемуарное наследие экс-губернатора, как и его имя, до сих пор пылится в чулане истории…

Геннадий ОБУХОВ.