Официальный сайт муниципального автономного учреждения «Издательский дом «Восход-Ванино»
По вопросам размещения рекламы - 8 (42137) 7-68-88
+7-909-828-68-38

БЫТЬ НУЖНОЙ ЛЮДЯМ

Возраст добрым делам не помеха. Есть люди, которые своим примером доказывают, что жизнь после определённого рубежа может быть полезной и интересной.

Молодость души, доброта, открытость, готовность в любой момент прийти на помощь ближнему, жить для других - такова она, надежда и опора многих одиноких ванинских стариков. Наталье Черой 66 лет, недавно она вышла на пенсию, но не смогла сидеть на лавочке, смотреть телевизор и спокойно разгадывать кроссворды. 30 лет своей жизни эта женщина посвятила людям, социальной работе с наименее защищенными категориями граждан и, выйдя на заслуженный отдых, стала волонтером, чтобы не бросать нуждающихся в ее поддержке.

Так было принято в семье

Наталья родилась в 1954 году в п. Заветы Ильича в семье военного. Девочка росла с неугомонным характером, заводилой всех детских игр. Грезила она о кругосветных путешествиях, бегала по крышам, считала звезды. Жизненную философию добра в Наташу вложила мама, которая не могла оставаться равнодушной к чужой беде: накормит голодного, поддержит одинокого и больного. Примеры родительского милосердия стали для девочки руководством к жизни. Но прежде чем реализовать себя после окончания школы, она прошла долгий путь проб и исканий. Училась в политехническом институте во Владивостоке, вышла замуж, родила ребенка, вернулась в Ванино. Работала в торге, стройтресте, воинской части. Когда в 90-е годы одно за другим стали рушится предприятия, Наталья Александровна занялась поисками работы.

- Можно я у вас за так, без оплаты поработаю? - с этого вопроса, адресованного руководителю службы социальной защиты, началась трудовая биография социального работника Черой.

"Собес поможет всем!"

Эту фразу Наталья Александровна часто повторяет своим подопечным. Заслужить доверие людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, порой очень непросто, но эта интеллигентная женщина, привыкшая дарить другим радость и душевное тепло, могла подобрать ключик к сердцу каждого. Купить и доставить продукты, принести из аптеки лекарства, убраться в доме, заплатить за ЖКУ, помочь в госпитализации, проследить за состоянием здоровья - таков был круг обязанностей нашей героини. Плотный график, расписанный буквально по часам. На попечении - более десятка человек. С раннего утра на ногах, с тяжелыми сумками по закрепленным адресам. Как говорит сама Наталья Александровна, работа обыкновенная, среди множества современных "глянцевых" профессий такая неброская. Но есть в ней и свои секреты: всегда улыбаться, быть на позитиве, уметь искренне сопереживать и заботиться, слушать и находить нужные слова для поддержки. С годами рабочие отношения перерастали в доверительные, практически родственные. А ведь каждый из подопечных Натальи Александровны - со своим характером и пониманием жизни, непростой человеческой судьбой. Для них соцработник - универсал, совмещающий знания медсестры и юриста, навыки психологической и педагогической помощи. Наверное, умение найти индивидуальный подход, понять особенность и уникальность каждого человека, позволили так много узнать об этих людях. Сколько их было за 30 лет? Галерея образов, ярких характеров, лиц.

Галерея ушедших миров

Черой бережно хранит истории жизни своих подопечных, помнит каждого. Одинокую старушку, репрессированную за брата, без вины виноватую. Она разговаривала с котом, любила прихорашиваться и встречала гостей, надевая красные бусы. Жила очень просто. Маленькая и беззащитная, словно ребёнок. И кроватка у нее была маленькая, как игрушечная. Кто-то из чиновников однажды предложил бабушке переехать в социальную палату больницы с. Уська-Орочская. Пенсионерка расплакалась: "Не надо меня забирать, у меня дочка есть - Наташенька". Все изумились: "Какая еще доченька? Нет никого у Вас". "Есть!", - старушка бросилась к Наталье Александровне: "Наташенька, скажи, что я твоя! Не отдавай меня". Отстояла Наталья Александровна свою подопечную. Ухаживала за ней до последних ее дней.

Другая бабулька пережила войну в детском доме. Сидит, бывало, на лавочке и поджидает свою помощницу. Соседки спрашивают: "Дочка ваша пришла?". А она озорно подмигнет: "Нет, это наша мама спешит!"

А как забыть бравого, но очень скромного ветерана, который не любил рассказывать о себе. В 90-е годы таких, как он, было много - неприметных людей, прошедших огонь и дым. Кто знал об их подвигах, когда они были живы? Однажды пенсионеру потребовались дрова. После перестройки предприятие, помогавшее ему, обанкротилось. Стали искать основания, чтобы оказать старику социальную помощь: "Может быть, у Вас есть какие-то льготы: инвалидность или статус репрессированного?". "Нет". "Но вы все-же подумайте. Удостоверения, награды поищите?". Дед отвечает: "Награды есть - участника Великой Отечественной войны". Соцработники руками всплеснули: "Что же Вы столько лет об этом молчали!". А ветеран только пожал плечами: "Зачем я об этом рассказывать буду…". Многие фронтовики не любили вспомнить о войне.

"Меня можете эксплуатировать!"

Одной из самых страшных проблем пожилого возраста является одиночество. Дети одиноких пенсионеров давно выросли и разъехались, навещают своих стариков нечасто. У них свои дела, своя жизнь, в которой, к великому сожалению, так мало места для родителей. Нередко люди сами становятся заложниками собственного непростого характера, не смогли наладить отношения с близкими, растеряли друзей, разрушили семью, своевременно не поняли, что путь к счастью состоит в ответственном отношении к своей судьбе. Для каждого из них опорой, связующей ниточкой с этим миром является соцработник или волонтер.

Как защитить пожилых от бездушных отпрысков, которые, существуя с родителями под одной крышей, запрещают им пользоваться общими электроприборами, отбирают продукты питания и деньги? Как оградить доверчивую старость от телефонных мошенников, алчных распространителей ненужных товаров, квартирных аферистов? Долгие годы Наталья Александровна ухаживала за одними и теми же людьми, стараясь уберечь их от разного рода неприятностей. Оставив профессиональную деятельность, женщина не смогла бросить своих подшефных. "Я человек свободный, меня можете эксплуатировать", - говорит им Черой.

- Я не против, чтобы мне звонили в любое время суток. Компаньон, помощник, друг - так они меня и воспринимают. Мы вместе читаем, обсуждаем фильмы, спасаемся от депрессий. Не дело, когда человек сидит в четырех стенах. Некоторые от такого затворничества ходить престают. Я предлагаю: "А давай махнем в бассейн!". Беру за руку и веду. Через месяц человек, который еле передвигался, начинает самостоятельно плавать. А еще мы посещаем различные мероприятия, концерты, выставки, и я вижу, как люди раскрываются, наполняются радостью. Наверное, это потребность души или… эгоизм, называйте, как хотите. Ведь без этих людей я бы утратила смысл существования. Они дают мне ощущение востребованности, многому меня учат: благородству, честности, выносливости. Когда я вижу, что мои труды приносят положительные эмоции и удовлетворение - это значит, что я делаю нужное дело. Сама я все чаще думаю: если бы случай не привел меня к тому, чем занимаюсь сейчас, то не сделала бы я в этой жизни чего-то самого нужного и важного.

Когда болит сердце

Есть обстоятельства, которые сильнее нас и зависят от позиции власти, неравнодушия каждого конкретного должностного лица. Например, комфортная среда для инвалидов и пожилых.

- Ходить по нашим улицам сродни покорению Эвереста, - констатирует Наталья Александровна. - Крутые подъемы. Прохожим негде присесть и дух перевести. Не развита у нас комфортная среда, как и определённые виды услуг. Если ты заболел, одна надежда на хороших соседей и родных. Нет пандусов, нет подъемников, нет специалистов и сильных рук, нет лифтов в больницах и учреждениях. Пенсионер ногу сломал - кто его с 4 этажа спустит? В больших городах такие вопросы решаются быстро.

Черствое отношение к людям. Можно ли с этим смириться? Шел человек по улице, упал на лестнице, диабет. Скорая через лунный ландшафт пробраться не смогла. Это раньше больных на носилки укладывали. Теперь - "собирайте вещи и идите к машине сами!". Вот и полз в предсмертной агонии человек по этой лестнице к дверцам с красным крестом. Как осмысливать подобные эпизоды? Вопиющий дефицит гуманизма, отсталость мировоззрения, печальные, но неизбежные издержки провинциальности?

Вставай и иди!

Эмоционально человек умирает тогда, когда теряет интерес к жизни. И вроде бы есть еще физические силы, но глаза потухли. Наталья Александровна не дает покоя себе и другим. Растормошить и открыть новые горизонты - в этом она видит свою задачу.

- Есть у меня один подшефный в 130 кг веса. Диабет, гипертония, - делится активистка. - Я ему советую: "Кушать надо меньше и больше двигаться". Он решил проверить, стал выходить на улицу. Человек похудел, и проблем со здоровьем стало меньше. Он не один такой, я знаю немало людей, которые в силу определенных обстоятельств подвержены инерции, совсем опустили руки, потеряли веру в себя и в людей. Но я хочу сказать, что счастливые истории у нас случаются гораздо чаще, чем некоторые могут себе представить. Однажды я познакомилась с замечательной молодой парой. В одной квартире с ними жила старушка. Я думала - родственница. Оказалась соседка. Пенсионерка осталось одна, ухаживать за нею было некому, и ребята предложили помощь - взяли бабушку в свою семью.

Душевным собеседником, безотказным помощником приходит в дома пожилых людей наша героиня. Она дарит им радость и надежду на исцеление, возвращает веру в будущее, делая их старость чуточку светлее и легче.

Е. РОЩИНА.