Официальный сайт муниципального автономного учреждения «Издательский дом «Восход-Ванино»
По вопросам размещения рекламы - 8 (42137) 7-68-88
+7-909-828-68-38

Выбор геолога Павлова

Эмиграция могла спасти ему имя и жизнь. Но он остался…

Фото 1. Строительство ж/д участка Хабаровск-Комсомольск, 1937г.

У хабаровских железнодорожников - небольшой юбилей: 80 лет назад, в октябре 1940 года правительственная комиссия приняла в постоянную эксплуатацию железнодорожный участок Хабаровск - Комсомольск-на-Амуре (ранее, 6 августа, был принят участок Волочаевка - Хабаровск). Историческая справка по этой тематике сообщит нам кратенько и сухо, что "геологические изыскания были произведены с февраля по май 1935 года главным геологом М. А. Павловым". Знаменитым и забытым ныне учёным-практиком.

Как чудесно всё начиналось

Фото 2 Павлов М. А.

Он родился 27 мая 1884 года в Екатеринославской губернии в семье горного инженера и с малолетства играл богатыми коллекциями минералов. Камни блестели, манили. Интерес сына отец развил и поддержал, порекомендовав тому чтение тематической литературы из домашней библиотеки. Затем - Царскосельская гимназия и поступление на геологическое отделение Петербургского университета.

Студент постигает любимую науку и занимается любимым делом, месяцы и годы проводя в затяжных научных командировках (что-то вроде сегодняшней учебной практики). Третьекурсник собирает коллекции почв и горных пород на Северном Урале и в полусказочной русской Лапландии, находит в Хибинах месторождение апатитов. Тяга к приключениям и юношеский максимализм толкают его в состав первой российской экспедиции к Северному полюсу, которую возглавил Георгий Седов. Впечатлений хватило выше крыши: студент в ходе исследований Новой Земли провалился в одну из ледяных трещин и спасся чудом: несколько дней плутал в подземных залах огромного ледника, пока не выбрался на поверхность. Как и все члены экипажа, плевался кровью от цинги. И он же, вместе с ещё одним матросом, долбил на острове Рудольфа некое подобие могилы для захоронения тела руководителя экспедиции…

Вернувшись на большую землю, Павлов завершает учёбу в университете, два года трудится в альма-матер ассистентом на кафедре минералогии. Следующие пару лет бродит по знойному Туркестану, разведывая природные богатства Средней Азии. После революции, в суть которой он не вдавался (политикой никогда не интересовался), получает назначение в Пермь профессором местного Народного университета, где до января 1919 года читает лекции по геологии и минералогии, затем - перевод в Екатеринбургский горный институт на должность доцента кафедры петрографии (наука о горных породах) и минералогии. Но красные наступают, фронт всё ближе - и летом 1919 года институт полностью эвакуируется на восток.

Фото 3. Схема ж/д участка Хабаровск-Комсомольск

Как здорово всё продолжалось

В течение последующих трёх лет Павлов - в гуще дальневосточной научной жизни. О её сути чуть позже, а пока - "лирическое" отступление, первое и последнее. Он, несомненно, видел всю пестроту и нестабильность политических режимов в Приморье. Как и десятки его коллег, месяцами не получал жалованья от колчаковской администрации, и, будучи человеком с аналитически острым умом, он, бесспорно, понимал всю, мягко говоря, неопределённость будущего и региона, и своего лично. Не поддерживая ни белых, ни красных, в любой момент мог погибнуть на улице от пули интервента, ищущего развлечений. Часть его коллег-учёных нашли более-менее сносные условия существования в эмигрантском Харбине. И Павлов тоже решал эту дилемму - и если б уехал, то наверняка не затерялся бы в научной среде Китая, послужил бы новой родине и дожил бы до счастливой старости. Но он предпочёл остаться, послужить Отечеству. Патриотизм? Бог его знает, вполне вероятно, но застольных бесед, в которых Павлов бы признавался в любви к Отчизне, его оставшиеся в живых коллеги не вспомнили. Зато охарактеризовали Михаила Алексеевича как учёного не от мира сего, "ботаника", над которым можно даже беззлобно подшучивать и который просто не верил, что с ним может что-то нехорошее приключиться…

На Дальнем Востоке научная работа Павлова бурно продолжается. Он занимает должность доцента во вновь созданном Политехническом институте на кафедре минералогии, параллельно преподаёт в учительской гимназии. По выходным путешествует с отбойным молотком вдоль русла местной речушки, собирая коллекцию образцов. В октябре 1922 года, с окончанием Гражданской войны Павлов назначается в состав регионального Дальгеолкома и ищет для новой власти новые подземные богатства. И вроде как жизнь налаживается…

Как страшно всё завершалось

Что это за "людоедская" практика тоталитарных и авторитарных режимов - уничтожать тех, кто своим трудом обогащает и укрепляет их?! Сколько учёных с мировым именем попали под их бессмысленные жернова! Не избежал этой участи и Михаил Павлов…

Кто и почему "настучал" - неясно, но в августе 1931 года он был схвачен ОГПУ ДВК по обвинению во вредительстве в угольной промышленности. Учёный, будучи человеком бесхитростным, проникся "доверительными" отношениями со следователем Хабаровского ОГПУ, куда был этапирован, и зачем-то поведал ему, что "…весной 1926 г. со мной познакомился молодой японец, сотрудник японского консульства, интересовавшийся музыкой", и они вместе музицировали дома у Павлова. Следователь воспользовался откровенностью подследственного и к обвинению во вредительстве присовокупил обвинение в шпионаже. 27 октября 1932 года коллегия ОГПУ приговорила Павлова к расстрелу "с заменой заключением в концлагерь сроком на десять лет". Так началась "хабаровская эпопея" учёного…

Сидел он весьма продуктивно: "вредитель" возглавил партию (в смысле геологическую) из зеков и выполнил геологические изыскания тракта Хабаровск - Комсомольск-на-Амуре, где предполагалось строительство железной дороги. Он же в ходе геологических изысканий и разведал месторождение марганцевых руд (позже получит название Ванданского) в маршруте на хребет Вандан (низкогорный массив Среднеамурской низменности, примерно в 150 км от Хабаровска).

Звучит повседневно, но почти невозможно представить воочию, что за этим стоит! "Силами разведочного отряда за три месяца были вскрыты 2 рудных пласта и прослежены с поверхности по простиранию на 1500 метров", - писал в своём отчёте Павлов. То есть 7 заключённых, в голоде и холоде, на изматывающем ветру, сжираемые таёжным гнусом, вручную выкопали один полный разрез и четыре канавы, пробили 27 мелких, 2 глубоких шурфа и одну штольню. Павлов, теряя остатки здоровья и физических сил, также вкалывал на износ: в ходе этих экспедиций вместе с друзьями-зеками строил временные бараки и конюшни, заготавливал крепёжный лес. И силы таяли, постепенно превращая его в доходягу…

Перед смертью ему посчастливится целых три недели пожить на своей даче под Владивостоком, куда его отправили разрабатывать проект строительства плотины гидроузла. Он закончит работу, подпишет заключение и вернётся в Хабаровскую тюрьму досиживать срок, кстати, "гуманно" уменьшенный властями на 1 месяц за открытие месторождения марганца. Вот только сил выходить на работу уже не останется никаких.

За "саботаж" в составе группы таких же обессилевших доходяг 26 марта 1938 года он получит расстрельный приговор. Все 40 человек по этому делу будут казнены 4 июня 1938 года. Расстреливать их будут во дворе, в порядке живой очереди. Перед выстрелом в затылок каждому приговорённому дадут в руки дощечку с фамилией, написанной мелом. Фото - дощечку обратно - выстрел. Фото - дощечку обратно - выстрел. И так - 40 раз подряд. Наверное, Павлов при расстреле первым не был, потому что на его предсмертном фото - гримаса из дикого страха, безнадёжности и непонимания: за что?!..

Фото 4. Дощечка - выстрел. 4 июня 1938г.

Тюрьма очистилась от "балласта" и "саботажников", страна - от "вредителя" и "шпиона". Хабаровский край, как выражаются учёные, локализовал "прогнозные ресурсы марганцевых руд категории Р1" в количестве от 120 до 310 тысяч тонн. Имя Павлова благополучно забыто, хотя нет, оно всё же увековечено: на далёком острове Северный, что на стыке Карского и Баренцева морей, имя учёного носит небольшой ледник.

И он - тает.

Геннадий ОБУХОВ.