Официальный сайт муниципального автономного учреждения «Издательский дом «Восход-Ванино»
По вопросам размещения рекламы - 8 (42137) 7-68-88
+7-909-828-68-38

УЗКИЕ МЕСТА «ПОЧТЫ РОССИИ»

Почта - основной нерв страны, без которого трудно представить существование малых и больших населённых пунктов. За последнее время данное ведомство претерпело немало изменений, стало более технологичным, автоматизированным, но при этом иногда кажется, что в этом стремлении к прогрессу и получении прибыли люди с их интересами отодвигаются на второй план.

«Когда вы напишете о том, что происходит на почте? Работает только один зал. Из-за этого создаются очереди, операционисты выглядят до предела уставшими, не говоря уже о клиентах», - спрашивают читатели.

В чём же причина создавшейся ситуации? Пять лет назад получить ответ на подобные вопросы корреспонденту не составляло труда. Обращаешься к начальнику отделения и получаешь комментарий. Сложнее стало после прошедшей в ведомстве реорганизации.

Ванинских почтовиков подчинили сначала Советской Гавани, а теперь замкнули на руководство в другом городе. Общаться с прессой им запретили – такова корпоративная политика. Все контакты только через пресс-службу. Например, чтобы решить элементарный вопрос, сегодня приходится звонить в различные колл-центры. Адреса регионального управления в открытом доступе найти невозможно. В прошлом году, когда жители отдалённого села попросили «Восход» написать о почтальоне, добросовестно исполнявшем свои обязанности, разрешение пришлось испрашивать в буквальном смысле через Москву: звонить на горячую линию, объяснять ситуацию, просить контакты в Хабаровске, потом через центральное управление связываться с региональным и на каждом этапе подвергаться мучительному испытанию – общению с автоответчиками. Вот и сегодня в попытках получить комментарий по текущему состоянию дел в Ванинском почтамте, приходится продираться через бездушные голоса роботов. Данный оператором горячей линии телефон пресс-службы федерального управления почтовой службы России почему-то молчит. Перевести на регион «барышня» на обратном конце провода отказывается. После очередной попытки диалог и вовсе заходит в тупик: приходится вести разговор с электронной машиной. Просьбы “переключить на оператора” игнорируются: связь обрывалась, и снова звучал металлический голос бесперспективности. Оставив сие неблагодарное занятие, корреспондент отправился на место выяснять обстановку.

30 октября в почтовом отделении работал один зал. Скученность людей в масках в условиях очередного витка коронавирусной эпопеи выглядела настораживающей, но очередь двигалась быстро, поскольку работали три окна.

2 ноября ситуация изменилась. Клиентов обслуживали только два сотрудника. Длинная очередь начиналась на улице.

Почтальоны, с которыми мы общались, бывшие и ныне работающие, просили не упоминать их данные, опасаясь последствий: «Работать просто некому. Кто-то заболел, многие уволились. Труд тяжёлый, а платят мало. Из начальства вы никого сегодня не найдёте – все уволились. Остались одни рядовые. Думаем, что делать дальше. Пенсию скоро разносить, старики ждут, а мы даже не знаем, как быть. Раньше штат почтальонов был полностью укомплектован, теперь из десяти осталось пять. Говорят, наше руководство находится в Комсомольске-на-Амуре, но точно мы не знаем. Есть один номер телефона, правда, дозвониться по нему до управления мы не можем. А какие ещё номера существуют, неизвестно, в открытом доступе их, действительно, нет. Когда второй зал будет открыт – сказать сложно. Работать в нем некому. Периодически начальство выходит с нами на видеосвязь из какого-то города, чтобы провести собеседование с кандидатами на вакантное место, но на работу никого не принимают - требования стали слишком высокими: оценивают возраст, необходимые навыки. А кроме этого, ещё одно существенное требование появилось – наличие высшего образования. Между тем, корреспонденцию скоро некому будет разносить».

Как видим, узкие места «Почты России» с акционированием не перестали быть личной проблемой для граждан: теряются извещения и повестки, людям становится плохо в очередях. Да, за прошедшие годы многое изменилось. Например, привлекательная неоновая вывеска появилась над входом в Ванинское отделение с эпичным гербом компании. На более глобальном уровне ведомство обзавелось мощной PR службой. Едва ли не каждый день на электронный адрес редакции приходили рассылки, «призванные формировать положительный имидж компании», «создавать лояльное отношение со стороны широкой общественности» и, возможно, одновременно заглушать массовые жалобы работников и клиентов. С трансформацией почтовых отделений в банки, продмаркеты, МФЦ работающие на износ за более чем скромное вознаграждение сотрудники, наверное, и сами скоро станут трансформерами. К основным и без того высоким нагрузкам прибавились дополнительные (в частности, выполнение планов по продажам тех же продуктов питания). Обстановка наэлектризована, нервы сдают не только у клиентов. «Меня вчера оштрафовали из-за таких, как вы!» - кричит одна из работниц посетителю без маски. Нашла коса на камень. А могла бы вежливо сделать замечание – и конфликт исчерпан. Не сдержалась. А вы, подсчитав месячный заработок рядового почтовика за вычетом штрафа, сохранили бы самообладание?

Вечером 2 ноября стало известно, что на укрепление руководящего звена из соседнего района в Ванино был направлен подменный начальник отделения.

По данным на 3 ноября, в операционном зале остался один специалист. Второй ушёл на больничный.

О том, как ситуация будет развиваться дальше и сможет ли руководство почты найти выход из кризиса, читатели узнают в следующих номерах газеты.

С. ВЕЛИЧКО.