Официальный сайт муниципального автономного учреждения «Издательский дом «Восход-Ванино»
По вопросам размещения рекламы - 8 (42137) 7-68-88
+7-909-828-68-38

Как нас без нас «женили». Краткая хроника дальневосточного сепаратизма

Большинство из нас уверены, что Дальневосточная республика, столетний юбилей которой мы отметили год назад, была в истории региона и нашего края первым и единственным примером новой дальневосточной государственности. Но это не так. Так, 3 июня 1917 года на прошедшем в Никольске-Уссурийском так называемом всеобщем Украинском съезде была провозглашена так называемая Украинская Дальневосточная республика. И пример этот - не единственный!

Попытки оторвать хабаровский регион от России предпринимались неоднократно, однако неизменным оставалось одно обстоятельство: мнением наших предков на этот счет, живших в крае, никто ни разу не интересовался. И не удивительно, что на протяжении последней сотни лет все попытки, как гласит перефразированная поговорка, «поженить нас без нас» закончились предсказуемым пшиком. А все организаторы подобных акций и устроенные ими мероприятия, бумажные и реальные, так и остались в истории региона с характерной приставкой «так называемые» (далее, для экономии газетной площади, мы будем эту приставку опускать - хотя ее наличие и подразумевается). Краткая хроника дальневосточного сепаратизма – перед вами.

Студентам погрозили пальчиком

Надо сказать, что история сепаратистских движений на территории Сибири и Дальнего Востока на аналогичном фоне в национальных республиках Кавказа и Средней Азии всегда выглядела не столь эффектно и в целом не несла угрозы российской государственности. Первая такая попытка имела место быть в середине XIX века, когда петербургский кружок сибирских студентов, в который входили Григорий Потанин, Николай Ядринцев, Серафим Шашков, Николай Наумов и Федор Усов, выступал за революционную борьбу с самодержавием и демократические свободы. Ну выступали себе и выступали, подобные идеи в те годы поддерживала чуть ли не половина российского студенчества. Однако после того, как молодые люди, отучившись, вернулись в 1863 году на родину, они резко активизировали свою деятельность. Выступая в защиту «инородцев» и против колониального гнета, они вошли в контакт с политическими ссыльными и стали готовить восстание. Лозунг – «сибиряки как новая сибирская нация» - предполагал отделение Сибири от России.

Летом 1865 года охранке удалось разгромить сепаратистское подполье, экс-студенты пошли под суд и по делу «Общества независимости Сибири» получили небольшие сроки наказания. Хуже всего пришлось Потанину, которого сочли главным смутьяном. После трехлетнего пребывания в Омском остроге он будет подвергнут гражданской казни, затем отправлен на каторгу в Свеаборг, где будет перевоспитываться до 1871 года, - после чего его окончательно сошлют в Вологодскую губернию. Урок пойдет впрок: после отбытия наказания бывшие сепаратисты и новые участники движения будут ратовать уже не за отделение, а лишь за автономию и развитие местного самоуправления.

«Зеленый клин» - историческая фикция. yandex.ru/images, pbs.twimg.com

Плодились как кролики

Сепаратистские настроения в регионе, еле тлевшие несколько десятков лет, неожиданно подогрела революция и гражданская междоусобица – новоявленные независимые квазиреспублики стали плодиться как кролики и чуть ли почкованием (дальнейшие события - в хронологическом порядке).

В начале июня 1917 года на прошедшем в приморском Никольске-Уссурийском всеобщем Украинском съезде колонистов-переселенцев, временно представлявших национальное большинство региона, была провозглашена УКРАИНСКАЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ РЕСПУБЛИКА, позже получившая мелодичное название «Зеленый клин». Делегаты объявили своей столицей Никольск-Уссурийский, нарезали границы нового государства и начали формирование краевой Рады. Кроме политических, украинские сепаратисты предприняли энергичные организационные меры: они профинансировали открытие национальных школ в селах Хабаровска и Владивстока с преподаванием на украинском языке, тратили средства на издание литературы и 4-х газет на «ридной мове». Идеологом отделения Дальнего Востока от России на национальной основе стал местный активист Юрий Глушко. Ему удалось создать национальные вооруженные силы новой республики (дивизию возглавил генерал Борис Хрещатицкий). Александр Колчак, объявивший себя верховным правителем России, с сепаратистами разбираться не стал, а использовал ситуацию с выгодой для себя: отправил украинцев биться с красными. В этой борьбе они в целом и полегли. Новоявленным «гражданам» мононационального государства не дал пропасть атаман Григорий Семенов, выделивший для них 10 вагонов муки и 14600 золотых рублей. Новая государственность продержится до установления в крае советской власти в октябре 1922 года. Сотни «чиновников» и создателей Украинской Дальневосточной республики, опасаясь репрессий, найдут в приют в Китае. Те, кто не успеет смыться – а таких окажется более двухсот человек - пойдут под суд и в ходе прошедших в 1924 году в Чите процессов получат тюремные сроки за сепаратизм. Глушко после отсидки нелегально вернется на Украину, будет сотрудничать с прогерманским украинским правительством и умрет от голода в оккупированном Киеве осенью 1942 года.

Основатель Украинской Дальневосточной республики Юрий Глушко. i.pinimg.com

4 июля 1918 года в Омске Временное Сибирское правительство под руководством Петра Вологодского приняло «Декларацию о государственной самостоятельности Сибири» и провозгласило создание СИБИРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. Жители хабаровского региона, жившие под чередой сменявшихся властных режимов, как говорится, «ни сном, ни духом, ни рылом» никак не уловили, что неожиданно запопали под «международную правосубъектность, неограниченность и самостоятельность государственной власти» очередной республики, у которой, конечно же, немедленно появились свой герб, флаг и гимн. Но уже через несколько месяцев, в ноябре 1918 года, республика по политическим мотивам самоликвидируется. Ее руководители Петр Дербер и Иван Лавров, прибывшие за несколько месяцев до этого события во Владивосток, неожиданно потеряют «портфели». Дербер останется верен новой России и будет расстрелян как террорист и контрреволюционер в марте 1938 года. Лавров успеет эмигрировать в Китай и скончается в нищете в 1942 году в Циндао.

16 января 1920 года указом адмирала Колчака было создано очередное независимое квазигосударство – РОССИЙСКАЯ ВОСТОЧНАЯ ОКРАИНА (РВО) со столицей в Чите и главой в лице атамана Семенова. Границы «Окраины» – весь российский Дальний Восток. Реальный исторический анекдот: «министр обороны» Украинской Дальневосточной республики генерал Хрещатицкий «изменил» родному «государству» и переметнулся на более жирный харч - на должность министра отдела внешних сношений РВО, что позволило ему не без успеха вымогать деньги у японских покровителей. До Хабаровска новая власть фактически не докатилась, так как ситуация совсем запуталась с созданием 6 апреля того же года Дальневосточной республики. И государственность РВО зачахла, так и не успех расцвести. Учитывая ее призрачность и мифологичность, официального решения о ее ликвидации никто не выносил, ее ликвидировала сама жизнь. Глава РВО Григорий Семенов вернется в Россию (по другим данным – будет вывезен насильно), предан суду и повешен как «враг советского народа и активный пособник японских агрессоров» в августе 1946 года. Глава правительства РВО Сергей Таскин эмигрирует в Харбин, будет работать учителем и скончается в 1952 году в Харбине.

Границы «новой ДВР», чуть было не «созданной» в 1992 году, так и остались на бумаге. cultmir.ru

Последний всплеск

Наверное, читатели старшего поколения еще помнят, как первый президент России Борис Ельцин в 90-е годы призвал республики брать столько суверенитета, сколько они смогут осилить. Этот парад во главе с Татарстаном поддержали и в Сибири. Наибольшую активность сепаратисты проявили в Новосибирске, Красноярске, Томске и Иркутске. Местными маргиналами были созданы «Партия независимости Сибири», «Партия сибирской независимости», а также множество других движений и течений. В эпоху разгула демократической вольницы сепаратисты практически в открытую продвигали свои идеи в местных СМИ и нашли-таки покровителей – и во властных эшелонах, и в депутатской среде. Апофеозом брожения умов сторонников отделения стал прошедший в марте 1992 года Съезд народных депутатов Сибири, на котором публично дискутировались вопросы отделения всего дальневосточного региона от России (горячие головы даже показывали участникам форума раскрашенную в зеленый цвет карту). А руководитель красноярского крайсовета Виктор Новиков договорился до того, что «приложит все усилия» для превращения своего региона в новое государство – Енисейскую республику! И мнения жителей Хабаровского края, как и иных дальневосточных регионов, новые сепаратисты опять не спрашивали! После обсуждения делегаты съезда приняли немало эмоциональных резолюций о «хищной» и «колониальной» России, однако до резолюции об отделении дело не дошло. Ее авторы остались в меньшинстве, а карта «новой ДВР» - лишь цветной картинкой.

И это был последний всплеск дальневосточного сепаратизма в России.

Любопытно, но предпринимались и попытки создать новую российскую государственность на востоке России вне ее территориальных границ. Как такое стало возможным? Об этом – в следующей публикации.

(Продолжение следует)

Геннадий Обухов